МЕНЮ
Карта сайта
RU
EN

Сотрудник охранной организации СУМЗа рассказал, как в спецназе ценят ребят с Урала

16.02.2019 /
Сотрудник охранной организации СУМЗа рассказал, как в спецназе ценят ребят с Урала

Александр Пушкарев рассказывает о себе и службе с легким юмором, позитивно. И фамилия у него соответствующая, военная.

— Я из-под Перми, деревенский, занимался боксом и легкой атлетикой, — говорит он. — На срочную службу призвали в Армавир, в 15-й отряд «Вятич», спецназ. Учебка полгода, потом переводили в боевые группы. Сбор в Ростове-на-Дону, отряд «Скиф», сформировали группу и отправили и в Грозный в аэропорт Северный. Было это в 2001-2002 годах, вторая Чеченская война. Пять групп было, тренировались, сдавали экзамены. Я был в станице Шилковской. Как что-то начиналось, нас стягивали. Назвалась группа «Варвары», сначала шуточно, а потом один из наших шеврон разработал: кулак с автоматом. Такие же маленькие наколочки делали на память об армии. Глупость, наверное, молодость. Снайпером был полгода, пулеметчиком. Таскал пулемет Калашникова с прикладом весом 12 килограмм, назвал его Настя, в честь жены, она меня из армии ждала. Она училась на бухгалтера в техникуме в Кунгуре, там и познакомились. Сюда пришел начальником группы задержания. На задании не будешь же орать: «Саня!». Есть такой позывной «ЧЧ», надо быстро сказать, получается похоже на «чичи». Бойцы загалдят, расслабятся, ты им: «ЧЧ» — и тишина, все само внимание. Был такой курьез. Дома в лес пошли, я по привычке маме, жене и бабушке — «ЧЧ», они не реагируют. А потом еще и возмущаются: «Что это за чичи такие!».

Офицеры удивлялись, что ребята с Урала ростом небольшие, но выносливые, не ноют, молчат и выполняют задания. Надо было под колючей проволокой проползти, снежок выпал. С Москвы, Волгограда и Ростова ползут, умирают, а наши-то снег видели. В бронежилете — вжих, пролетели: один, другой, третий, как пингвины. Офицер едва успел заметить. Вернул всех, конечно. Ползти же надо!

Зацепился за проволоку — раненый! За этим офицер-краповик следит. Чуть что — кричит, мол, у вас раненый. Все, блин, готовы убить этого «раненого»! Его же тащить надо! Делать нечего, носили. Потом вечером ребята внушают «раненому», мол, давай работай, надоело тебя таскать. Он либо тренируется, либо переводится в другую часть. Это можно. У нас был только спорт, никакой дедовщины. Из 180 ребят в группе осталось 70. Не все в спецназе выдержали! Это нормально.

Оливковый берет — это специальные нормативы на полосе препятствий. Сдал — можешь прическу сделать под берет, в кружок волосы оставить, конечно, и чтобы не цеплялись, но уже и не блестящая лысина. Раньше еще на берцы сдавали и на шнурки, а то так и будешь в кирзаках неподъемных ходить.            

28_Пушкарев_2.jpg
А.Пушкарев. Начальник группы захвата, командир стрелков в смене. Многократный победитель соревнований по охранному многоборью. Награжден знаком «За отличие в службе», имеет право ношения оливкового берета. Жена Анастасия работает главный бухгалтером строительной организации. Двое детей: Андрей, 10 лет, и Алиса, 4 года.