МЕНЮ
Карта сайта
RU
EN

Сотрудник охранного предприятия на СУМЗе Александр Лазуков рассказал, почему 15 февраля 1989 года дважды пересекал границу между СССР и Афганистаном

15.02.2019 /
Сотрудник охранного предприятия на СУМЗе Александр Лазуков рассказал, почему 15 февраля 1989 года дважды пересекал границу между СССР и Афганистаном

Накануне знаменательной даты — 30-летия со дня полного вывода советских войск из Афганистана — ветеран вспомнил, как ему пришлось воевать в этой азиатской стране и побывать там позже, с «дипломатической миссией».

Шесть километров с гранатой

На выводе войск из Афганистана я был, привез в Кушку с Урала 50 боевых машин пехоты в подарок «от благодарного советского народа», а мой заместитель тогда же в Термез — 40 БМП. Наше правительство передало афганскому для усиления их армии. Центральная база резервных танков в Верхней Пышме подарила 90 БМП. По-моему позднее они почти все оказались у талибов...

15 февраля 1989 года я пересек границу Афганистана: наши оттуда, а я туда. Там всего пять-шесть километров железной дороги, есть населенный пункт — Туругунди. Вот туда и привез полсотни новеньких БМП. Встретили меня наш пограничник, старший капитан афганской армии и генерал. Генерал, видимо, учился у нас в академии, по-русски понимал, старший капитан хорошо говорил. Акты подписали. А мне же обратно надо. Я пограничнику говорю: «Как добраться мне до Советского Союза?». «А никого нет уже. Вот дорога, и шлепай туда», отвечает. «Дай хоть гранату тогда, а то у меня пистолет на границе забрали». Дал он мне гранату, и пошлепал я. Благополучно дошел, прапорщику гранату отдал, сказал «спасибо».

Эх, не генерал Громов был последним солдатом, выходившим из Афганистана, а я, гвардии прапорщик, наверное! Хотя нет, последним был тот пограничник, у него не было машины, а надо было передать БМП, потом разгрузить, платформы-то ведь нужно было обратно в Союз отправить.

Служил под Кабулом

Я окончил школу прапорщиков. Был секретарем бюро ВЛКСМ батальона. С осени 1981 года по январь 1984-го служил в 108-й мотострелковой Невельской Краснознаменной дивизии 180-ого мотострелкового полка. Дислоцировались на окраине Кабула возле штаба 40-й армии, которая там находилась все 10 лет, пока шла Афганская война. Полк выполнял задачи по охране коммуникаций, сопровождению колон, участвовал в операциях по уничтожению бандформирований. Старались, чтобы у нас поменьше солдат погибло, на доты не кидались. Командир полка был отличный — Высоцкий Евгений Васильевич, генерал-полковник, герой Советского Союза, умер в мае 2011 года. Он всегда говорил: «Геройства мне тут не надо».

Медаль

В разведроте погибли командир, капитан, и три сержанта, один из них Юра Лобок с нашего батальона. Нарвались на засаду. Мы на опознание съездили, в Кабульском аэропорту был специальный пункт. Я улетел хоронить его в Союз, а когда вернулся, полк был на операции. Прапорщик говорит: «Саня, иди-ка, я тебе медальку вручу». «Какая еще медаль?». «За отвагу». «Вообще-то, перед строем положено», — возражаю. «Вот я сейчас построю трех инвалидов, с тебя обмывание». «Только по чуть-чуть, потому что батальон еще придет, они же меня повесят». Разрешали две емкости водки, две емкости вина, купил в Ташкенте двух толстолобиков, с этот стол. Вот так я получил медаль.

Я тут постреляю-пошумлю

Дружили с полковником, командиром афганского полка. В волейбол и футбол гоняли. Чай пили, в гости ходили. Он в Кабуле жил, ездил домой на уазике. Духи его подкараулили и подстрелили, подожгли машину. Мы не успели! Когда подъехали на БМП с бойцами, машина уже горела минут пять. И Андрюха, горячий ленинградский парень, здоровый такой шкаф, рванул за этими ребятами. Они, не будь дураки, сразу начали убегать. Мы сдуру за ними! На БМП сержанта оставил. Когда мы в кишлак влетели, они нас потом отрезали, окружили. И все! Говорю: «Андрюша, надо отсюда сматываться». Тот ни в какую. Двух бойцов легко ранило. Я снова: «Андрей, давай ты по ручью уйдешь с бойцами, дайте мне гранат, патронов, я здесь постреляю маленько, пошумлю, а я вас догоню». Они успели выскочить. Пострелял, пошумел минут десять. Потом чувствую, что каюк. И как сайгак, по кустам, по переулкам. Вот за этот случай, видимо, комбат меня представил к медали. Больше героических поступков не совершал. Мне тогда было 27 лет. Страха не знали, бесшабашными были, бегали быстро. Все переулочки знали, как местные. Я духов старался на минное поле вывести, но разведка у них хорошо работала.

Александр Лазуков награжден медалями «За отвагу», «От Афганского народа», «За безупречную службу».