МЕНЮ
Карта сайта
RU
EN

Работник СУМЗа Евгений Сарапулов рассказал, что его больше всего удивило в Афганистане

14.02.2019 / Надежда Молкуц
Работник СУМЗа Евгений Сарапулов рассказал, что его больше всего удивило в Афганистане

Завтра кончилась Афганская война…15 февраля исполняется 30 лет со дня полного вывода советских войск из Афганистана. Наши ребята тогда выполнили свой долг с честью. На СУМЗе трудится около тридцати работников, прошедших Афганскую войну. Сегодня мы представляем вашему вниманию воспоминания токаря СУМЗа Евгения Сарапулова. Он служил в Афганистане с 1985 по 1987 год

Если бы тогда узнали, отдали бы под трибунал

— Пошел в Афганистан, как говорится, добровольно-принудительно. Я тогда учился в высшем челябинском танковом училище. Сам туда поступил. Всю жизнь мечтал. Окончив девять классов школы №7 и Ревдинский многопрофильный техникум по специальности «токарь», поставил перед собой задачу — поступить в танковое. Экзамены сдал хорошо. Но не доучился. Осенью 1985 года призвали в армию. Мне тогда было восемнадцать с половиной лет.

Первое, что удивило в Афганистане — насколько там все развито. Нам говорили, что Советский Союз самый лучший в плане вооружения и всего остального. А оказался, пожалуй, самым худшим. В первой же «проческе» (так мы называли зачистку кишлаков), я зашел в дукан (магазин). На свой страх и риск. Если бы тогда узнали — отдали бы под трибунал. А на прилавках разная бытовая техника, магнитофоны, телевизоры. У нас ничего подобного не было. Наверное, тогда я понял, что не хочу продолжать военную карьеру, потому что нас дурят.

После службы устроился в ПАТО водителем, потом на СУМЗе водил «Белаз», с 2014 года — работаю на обогатительной фабрике токарем.

Дома не знали, что я в Афганистане

— Родители думали, что я служу в Таджикистане. Рассказал обо всем, когда вернулся с наградами. Если бы мама все эти два года знала, что сын на войне — переживала бы сильно. Отец, думаю, догадывался, но вида не подавал. Когда нас заставили написать домой, что мы в Афганистане, я написал младшей сестре. Вера младше меня на два года, ей тогда 16 лет было. Девчонка совсем. Вряд ли до конца осознавала, где я и что здесь делаю.

Пришел туда рядовым, демобилизовался старшиной. Был командиром десантно-штурмовой группы. У меня много наград. Самая почетная — орден Красной Звезды. Меня, единственного, в нашей части наградили. Был еще знак Демократической Республики Афганистан. Но у меня его там же и украли.

Пуля прямо в рот попала

— Официально мы устанавливали Советскую власть. Помогали местным. На самом деле сопровождали колонны с гуманитарной помощью из Союза, зачищали кишлаки.

На моих глазах троих механиков ранило. Самому молодому 18 лет было. Ехали мы в сопровождении, остановились перекусить. Кушаем квашеную капусту. Слышу по звуку, что пуля снайперская летит. Кричу: «Ложись!» Ну, он и лег. Пуля прямо в рот попала. Видимо, ложка на солнце сверкнула, снайпер в нее и прицелился. После этого он долго в госпиталях лежал. Но говорить больше так и не смог. Голосовые связки перебило.

Такой же случай был тоже во время перекуса. Механик, кажется, Макс его звали, попросил меня соли ему дать. Я встал, и прямо между ног у меня трассирующие пули прошли. Ноги ему перебило.

Еще с одним механиком на мину налетели. Были такие мины «итальянки». Они надуваются и взрываются от давления. Их на дороге зарывали. Машины едут в колонне, и седьмая или девятая машина взрываются. Мне все как-то везло, но однажды и сам налетел. Я всегда в конце ехал, прикрывал тыл.

Фильм «9 рота» — о нас

— Однажды разведка сработала плохо. Мы вышли 40 человек, а нам на встречу в ущелье спускается отряд в полторы тысячи. Мы их не ждали, и они нас тоже. Два дня с ними бодались, погоняли они нас. На второй день прилетели наши самолеты, помогли нам бобами. Ни на сантиметр нас тогда душманы (мы называли их дУхами) не подвинули. Правда, и осталось нас тогда мало, человек 18-20…

Фильм «9 рота» смотрели? Вот он о нас. Как и герои киноленты, многие из нас не знали, что мы там делаем на самом деле. Нам ничего не объясняли. Говорили — взять кишлак, мы брали кишлак. Воспитание такое было. Патриотическое.

После окончания службы, остался еще на полгода. Находился в «Долине смерти». Много там наших полегло, поэтому мы ее так и называли. Когда домой вернулся, к нормально жизни тяжело было возвращаться. Многие ломаются, не выдерживают. Утром встаешь и не знаешь, куда себя деть. Там же было все четко, по распорядку.

С 1987 года в Афганистане не был и не тянет. Но если сейчас скажут, что снова надо туда, я поеду. Тогда за Родину пошел, а сейчас за самого себя.